Почему тяжело спастись богатому?


Сребролюбие, служение материальному — есть идолопоклонство в чистом виде, поклонение «золотому тельцу». Хотя, конечно, любая страсть – идол: «Нельзя служить Богу и маммоне» (Мф.6, 24), то есть богатству.

Но служение материальным благам особенно отводит человека от духовных ценностей. Его душа замещается другим, он становится в полном смысле слова материалистом. Помыслы и думы о земных благах и ценностях не оставляют место для духовного. Вот почему сказано: «Трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф.19, 23).

Богу в нашем сердце нужно место, чтобы за что-то удержаться в душе человека, тогда ему можно помочь. А если его сердце, душа занято только материальным? Это не значит, что спастись нищему, бедному легко. Нищета тоже может породить множество пороков: зависть, самолюбие, уныние, ропот и т.д. Но в Евангелии сказано о трудностях спасения для богатого. И из истории видно, что и Христос, и апостолы были очень бедны, не имели, где главу преклонить, бедных христиан было гораздо больше. Хотя среди святых были люди и весьма богатые: Авраам, Цари Давид, Соломон, императоры, князья и др. То есть не богатство само по себе является грехом, а отношение к нему. Всё, что нам Господь даёт: таланты, богатство – не наше. Мы управители, приставники над всем этим, это – Божие. И мы должны не только вернуть то, что нам дано, но и вернуть с процентами, приумножить, используя эти дары на помощь ближним и для спасения души.

Но часто бывает не так, материальные ценности занимают настолько господствующее положение в умах людей, что о Боге, о душе, о ближних они почти не вспоминают. Верующему бывает очень не просто общаться с человеком мирским. Он говорит только о земном, материальном.

В Евангелии мы находим немало притчей, кратких историй о богатых и богатстве. Некоторые из них говорят о правильном отношении к богатству, а некоторые очень наглядно, образно показывают безумие людей, живущих только земными, тленными ценностями.

В Евангелии от Луки есть такой рассказ: «У одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: «что мне делать? Некуда мне собрать плодов моих» И сказал: «Вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю бόльшие, и соберу туда весь хлеб мой и всё добро моё. И скажу душе моей: душа! Много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись». Но Бог сказал ему: «Безумный! В сию ночь душу твою возьму у тебя, кому же достанется то, что ты заготовил?» Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лк. 12. 16-21). Святой праведный Иоанн Кронштадский, толкуя эту притчу, как бы вопрошает богача: Что ты безумствуешь, говоря: «некуда мне собрать плодов моих». Как некуда? Вот тебе житницы – руки бедных: преподай дары благости Божией, данные для многих, — многим бедным и получи за это от Господа прощение грехов и велию милость; поступив, таким образом, ты поступишь сообразно с волей Божией, ибо Господь даёт нам избытки для вспоможения бедным: «ибо милостивии сами помиловании будут».11)

В притче этой вовсе не осуждается богатство, а осуждается отношение к нему богача. Он всю жизнь прожил в кутежах и весели и даже, стоя на пороге смерти так и не понял: «зачем Бог дал ему это имение». А оно даётся только для одного: чтобы материальные сокровища превращать в духовные, нетлеющие. Помогать нуждающимся, делать добрые дела, украшать храмы, и вообще спасать душу данным тебе богатством. Но для богатого человека всё это ох как непросто. Жизнь в довольстве и неге засасывает, делает нечувствительным к чужой боли. Проблемы, боль нуждающихся, обездоленных становятся бесконечно далеки. Человеку не испытавшему, что такое бедность, лишения сложно понять голодного. Есть даже пословица: «Сытый голодного не разумеет».

На этот счёт в Евангелии имеется ещё одна притча. Некий человек был богат; одевался в порфиру, и каждый день пиршествовал блистательно. Был также некий нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях, и желал напитаться крошками, падающими со стола богача; и псы, приходя, лизали струпья его. Умер нищий, и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел Авраама вдали и Лазаря на лоне его. И возопив, сказал: «Отче Аврааме! Умилосердися надо мною, и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и охладил язык мой; ибо я мучаюсь в пламене сем» Но Авраам сказал: «Чадо! Вспомни, что ты получил уже добро твое в жизни твоей, а Лазарь злое: ныне же он утешается, а ты страдаешь» (Лк. 16. 19-25). Почему богач попал в ад? Ведь в Евангелии не сказано, что он кого-то убил или обокрал, чтобы получить своё богатство. Ну, подумаешь, любил ежедневные пиры. К тому же был верующим, знал Авраама и, наверное, даже читал Святое Писание. Но видимо не было у него никаких добрых дел, нечем ему было оправдаться, всё то, что дано ему было как средство спасения души, было безумно потрачено только на себя. «Получил ты уже что хотел!» — говорит ему Авраам. Все эти годы у самых ворот дома богача лежал больной, голодный нищий Лазарь. Богатый даже знал, как его зовут, но не принял в его судьбе никакого участия, даже крошек со стола богатого ему не подавали. От богатства, роскоши сердце богача ожирело, и он уже не замечал страданий другого. «Где сокровище ваше, там и сердце ваше», — говорит Христос. Сердце богача принадлежало земному сокровищу. Душа его была заполнена только служением телесным удовольствиям, в ней не было места для любви к Богу и его творению – человеку. Он здесь на земле сделал свой выбор: жить бездуховной жизнью, не думать о душе. После смерти человек уже не может измениться, если Бог не был нужен ему здесь, то он не сможет находиться с Ним там. Не Господь наказывает человека, но сам человек обрекает себя на мучения. Райская жизнь со святыми, богообщение ещё более мучительна для грешника, чем огонь геенны.

Приведу пример, который частично объясняет эту мысль. Для верующего человека молитва, праздничная, воскресная служба, общение с братьями по вере – радость. А попробуйте заставить стоять 3 часа на праздничной всенощной человека не только непривычного, но и неверующего. Он и получаса не простит – весь изведётся и измучается.

Как-то я был приглашён отслужить панихиду на кладбище. Собралась родня, и когда я хотел уже начать, вдруг почти все родные и друзья за исключением трёх старушек отошли на несколько метров, повернулись спиной и закурили. Я попросил их не курить рядом с могилой и принять участие в заупокойной молитве, но они лишь отошли подальше и продолжали перекур. Притом около могилки я заметил несколько бутылок со спиртным и закуску. Видимо этих молодых людей интересовала только эта часть « мероприятия». Бог насильно никого не спасает. Каждый сам выбирает: быть ему с Богом или вне Его.


← Назад
Глава VII. Сребролюбие «культ золотого тельца»
Оглавление Далее →
Не очерстветь сердцем