МОЖЕТ ЛИ УБИЙЦА СТАТЬ СВЯТЫМ?

4 января 2017 22:03

Статья: «МОЖЕТ ЛИ УБИЙЦА СТАТЬ СВЯТЫМ?»
Хорошо ли мы знаем житие апостола Матфея? Конечно, каждый православный читал Евангелие, написанное этим апостолом от двенадцати. Наиболее продвинутые вспомнят, что это единственное из четырех Евангелий, написанное не на греческом, а на еврейском языке; правда, до нас древнееврейский оригинал не дошел. Из самой этой книги мы узнаём, что до призвания на апостольское служение Матфей был мытарем – сборщиком налогов, то есть человеком весьма презираемой в Израиле профессии. Налоговых инспекторов во все времена недолюбливали, а тем более в Палестине. Какой иудей захочет с радостью расставаться с кровными денежками? Но мытарей во времена Спасителя не жаловали особо. Потому что они добровольно пошли работать на оккупационную римскую власть. И дань они, соответственно, брали не для процветания родной страны, а в пользу все тех же римских завоевателей. Поэтому презирали их так же, как, например, предателей-полицаев, служивших немцам на оккупированных территориях.

Но есть в жизнеописании апостола Матфея-мытаря факты поистине удивительные. Вспомним эпизод, как Христос, проходя пыльной палестинской дорогой мимо места сбора пошлин, посмотрел на Матфея и сказал ему только одну короткую фразу: «Следуй за Мной». И презренный сборщик налогов бросил все дела и пошел за Спасителем. Видимо, во взоре этого Человека он почувствовал силу, которой не мог противиться. Взгляд этот ярчайшим светом осветил все темные и тайные места души мытаря. Матфей понял: всё, чем он жил, всё, чем занимался и что любил, уже не имеет никакого значения после того, как галилейский Учитель позвал его за Собой.

Он не только раздал свое имущество нищим, но и возместил в четырехкратном размере урон всем тем, кого он когда-то обидел, собирая налоги. Известно, что мытари при сборе дани очень даже не обижали самих себя. Так же милосердно поступил позже и другой евангельский мытарь – Закхей.

То есть мы видим, что будущий евангелист был человеком весьма небедным, ему было что терять. Но удивляет другое. Усердие, с которым Матфей творит плоды покаяния. Он хочет, чтобы каждый его грех был заглажен вчетверо. Можете себе представить, как какой-нибудь коррумпированный чиновник из Министерства по налогам и сборам или нечистый на руку инспектор ГИБДД после исповеди у священника находит всех тех, у кого он когда-либо брал взятки, и возвращает им деньги, притом в четырехкратном размере – так сказать, за моральный ущерб? Ситуация для нашего времени просто фантастическая.

Много еще интересного можно найти в житии апостола Матфея, в том числе касающегося его чудесного перерождения, но я хотел бы поговорить о духовной метаморфозе другого человека. Имя его неразрывно связано со святым евангелистом. В один день с памятью апостола Матфея мы чтим и другого святого – Фулвиана, князя Эфиопского, во святом крещении Матфея. Кто же был этот Фулвиан? Известно, что, обойдя с проповедью Евангелия Иудею, Сирию, Мидию, Персию и Парфию, апостол Матфей пришел в Эфиопию. Страна эта была, естественно, языческой. Народ отличался нравом диким, процветал каннибализм, то есть поедание себе подобных. И благовестник слова Божия стал проповедовать этим изуверам. Проповедь шла успешно. Апостол построил храм и даже поставил во епископы этой страны своего спутника Платона. Исцелил одержимых нечистым духом жену и сына самого правителя Эфиопии. Но даже это чудо не спасло его от гнева правителя страны – того самого Фулвиана. Этот африканский князь не хотел, чтобы его подданные приняли чужую веру и перестали кланяться родным божествам. Приписав чудеса Матфея действию черной магии, он приказал казнить проповедника. Апостола положили лицом вниз, засыпали хворостом и развели огромный костер. Видя, что пламя, однако, не вредит святому, Фулвиан приказал еще подбросить дров и вылить в огонь смолы. Пламя разгорелось так сильно, что двенадцать идолов, которых, видимо в ритуальных целях, поставили вокруг места казни, расплавились от жара, а сам правитель был опален. Эфиопский деспот не на шутку испугался и взмолился к святому, чтобы тот остановил разбушевавшуюся огненную стихию. Пламя начало угасать, но сам Матфей отошел ко Господу. Князь серьезно задумался и почувствовал раскаяние в содеянном. Не простого человека он сегодня казнил. Фулвиан понял, что высшие силы благоволят этому необычному узнику. Но сомнения всё еще волновали его душу. Он приказал заключить тело проповедника в тяжелый железный гроб и сбросить его в пучину моря. Если Бог, Которого исповедовал Матфей, сохранит его тело в воде, как уберег Он его от огня, Фулвиан поверит в этого Единого Бога. В ту же ночь апостол Матфей явился во сне своему соратнику, епископу Платону, и указал точное место, куда море выбросит его гроб.

Платон с клиром поспешил туда. На берег бросился и Фулвиан со своей свитой. Мучитель со слезами просил прощения у святого Матфея. Епископ Платон крестил правителя в христианскую веру. Сам Господь вложил в его сердце мысль крестить эфиопа с именем Матфей. Так недавно казненный князем узник стал его небесным покровителем. Вскоре новокрещенный Матфей отрекся от престола и был рукоположен в священника. Когда умер первый эфиопский архиерей Платон, Фулвиану-Матфею явился сам его небесный патрон и повелел возглавить овдовевшую кафедру. Бывший правитель страны принял управление Эфиопской Церковью и много потрудился в деле проповеди и утверждения веры Христовой. Вот так бывает: был Савлом – стал Павлом. Был предводителем кровожадных дикарей, гонителем веры и убийцей апостола – стал продолжателем его дела и почти равноапостольным проповедником.

Но вдруг что-то произошло. Житие умалчивает, как именно совершилось чудесное обращение Моисея к покаянию, но случилось как в известной песне на стихи Некрасова: «вдруг у разбойника лютого совесть Господь пробудил». И как в той же песне, Моисей в одночасье бросил свою банду и ушел в одну из обителей в египетской пустыне.

Но страсти, греховные навыки, сладострастные помыслы, все то, что было в его прошлой буйной жизни, очень долго терзали инока Моисея. Особенно мучила его блудная страсть. По совету старца подвижник изнурял тело тяжким трудом и пощением. Целые ночи в продолжение шести лет он простаивал на молитве, почти не смыкая глаз. Однако плотское страстное вожделение не отступало. Тогда он придумал другое средство. По ночам он обходил кельи пустынников, собирая пустые водоносы. А потом всю ночь наполнял их водой из колодца. Некоторые старцы имели жилища за четыре, а то и за шесть и даже за восемь километров от источника. Иные были настолько немощны, что уже не могли принести воду сами.

Диаволу были ненавистны такие подвиги, и он начал нападать на Моисея уже физическим образом. Однажды враг ударил его с такой силой по спине, что монахи нашли его у колодца едва живым. Он пролежал в расслаблении целый год. Наконец после молитвы его духовного наставника старца Исидора и причащения Святых Христовых Таин плотские вожделения совершенно оставили его.

Демоны любодеяния, пьянства долгие годы бороли подвижника. За его борьбу, за великие подвиги и твердость Господь освободил его от искушений этими страстями. Он получил от Бога великую власть над бесами. Теперь святому Моисею Мурину молятся те, кто страдает страстями блуда и винопития.

Проведя многие годы в монашеских подвигах, преподобный удостоился сана иеродиакона, а после был рукоположен и в иеромонахи. В пресвитерском сане он прослужил 15 лет и собрал около себя 75 учеников.

Когда преподобному Моисею исполнилось 75 лет, ему было открыто от Бога, что на скит, где он жил с учениками, хотят напасть разбойники и убить всех насельников. Святой повелел братьям уйти из обители, чтобы спастись от убийц. Но ученики умоляли своего авву покинуть скит вместе с ними. С грустью посмотрев на них, Моисей ответил: «Я уже много лет ожидаю времени, когда на мне исполнятся слова Господа моего Иисуса Христа: “Все, взявшие меч, мечом погибнут” (Мф. 26: 52)». Когда ушедшие монахи на следующий день вернулись в родную обитель, они нашли тела своего наставника и еще шестерых иноков лежащими в крови. Эти шестеро не захотели покинуть своего старца и учителя и остались с ним до конца.

Возможно, кто-то скажет: «Да, конечно, случаи покаяния и чудесного духовного перерождения великих грешников были, но это все история Церкви, жития святых, “дела давно минувших дней, преданья старины глубокой”». И ошибется, потому что и в наше время можно наблюдать совершенно удивительные случаи покаяния людей и возрождения их к новой жизни.

Один мой однокурсник по семинарии вскоре после ее окончания получил назначение в храм, находящийся в самом центре Москвы, около Кремля. Сейчас этот священник известный московский протоиерей, настоятель храма. В начале так называемых «нулевых» годов к нему в храм пришел мужчина характерной кавказской внешности и сказал, что хочет принять Крещение. Из разговора с ним батюшка узнал, что он уроженец Чечни, воевал в Первую чеченскую войну на стороне террористов в одном из бандформирований. Потом был пойман, осужден, этапирован в лагерь и отсидел там семь лет. Недавно освободился – и вот он здесь. Священник, понятно, был шокирован встречей с таким человеком и его желанием принять Святое Крещение. Желая проверить степень его веры и готовности, он спросил бывшего воина ислама: «Как ты веруешь? Пойми, что Крещение можно принимать, только имея твердую и сознательную веру и правильное представление о Боге». Когда пришедший довольно правильно и четко изложил основы веры христианской, мой товарищ еще более удивился. «Откуда ты всё это знаешь?» – спросил он чеченца.

Тогда тот рассказал историю своего обращения: «Вы посылаете к нам в тюрьму духовную литературу, а стены в камере очень унылые, неприглядные, окрашенные серой краской. Чтобы хоть как-то их украсить, заключенные наклеивают на стенки страницы из церковных журналов. Однажды я сидел в отхожем месте нашей камеры, по тюремному – на “параше”, и на стене увидел страничку из какого-то журнала. От нечего делать стал читать. На странице были слова из Евангелия. Строчки эти поразили меня. В каждой камере у нас была Библия, и я нашел там это место. Стал читать дальше, потом стал изучать духовную литературу, которую удавалось достать. Так я пришел к вере во Христа и понял, что должен стать христианином».

Оказалось, что познания в духовной литературе у этого недавнего заключенного весьма обширны. Он был хорошо знаком с творениями святителя Игнатия (Брянчанинова), других святых отцов, и когда речь зашла о том, с каким именем он хотел бы креститься, то сказал, что хочет взять имя Ефрем – в честь его любимого святого Ефрема Сирина. Книги этого святого отца он читал в тюрьме и очень их полюбил. Священник совершил таинство Крещения и, благословив новокрещенного Ефрема, попрощался с ним. В дальнейшем мой семинарский однокашник видел крещенного им кавказца только один раз. Через несколько лет тот навестил его. Как сложилась его жизнь потом, где он сейчас, неизвестно, но тогда Ефрем сказал, что в тюрьме ему было лучше, чем на родине. Как отнеслись к обращению в христианскую веру его недавние товарищи по оружию и родственники? Жив ли он сейчас? Мы не знаем этого. Если жив, дай Бог ему мужества и твердости в вере.

Тот же священник рассказал мне и о другом, не менее ярком примере покаяния «разбойника благоразумного», исповедь которого ему довелось принимать. Эта история произошла несколько ранее, в конце 1990-х годов. После вечерней службы народ дожидался исповеди. Среди исповедующихся был парень лет 30, который пропускал всех вперед себя, желая подойти самым последним. Когда все разошлись, он подошел и начал свое покаяние. В начале «лихих девяностых» он был спортсменом, занимался стендовой стрельбой и достиг весьма больших успехов. До этого он учился стрельбе в школе ДОСААФ. По картотеке этой организации его нашли «братки» и заставили работать на себя. Работал он киллером – наемным убийцей. Выполнял заказы в течение почти десяти лет и положил очень много разного народа. Покаяние его было глубоким и искренним, он подробно рассказывал буквально о каждом убитом им человеке, исповедь длилась долго. Батюшка прочел разрешительную молитву. Человек поцеловал крест и Евангелие и, поблагодарив священника, вышел из храма. Через некоторое время этот отец получил письмо из исправительной колонии особого режима. Письмо было написано его знакомым, бывшим киллером, а теперь приговоренным к пожизненному заключению осужденным. Он писал, что после той исповеди еще неделю собирался духом, а потом пошел в милицию и написал чистосердечное признание. Во время следствия рассказывал только про себя и свою вину. Дали ему, конечно, высшую меру, то есть по нынешнему положению – пожизненное. Конечно, человек с такой биографией прекрасно знал, на что он идет, сдаваясь властям. С тех пор, как у нас в стране ввели мораторий на смертную казнь, до сего времени не смолкают споры: что более гуманно – пустить человеку пулю в затылок или заставить медленно умирать в колонии для пожизненников типа «Полярной совы» или «Черного дельфина», то есть в зонах самого тяжелого и строгого режима? Средняя продолжительность жизни пожизненно осужденных в такой тюрьме обычно не превышает 5–7 лет.

Примеры обращения к Богу мытарей, разбойников, блудниц и других грешников, конечно, дают нам большую надежду. Ибо каждый нормальный христианин должен чувствовать себя последним грешником. «Не лобзание Тебе дам яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя», – смиренно говорит в своей молитве сам святитель Иоанн Златоуст. Но мы имеем большую надежду на то, что двери покаяния не закрыты ни для одного человека. Недаром каждый Великий пост мы снова и снова слушаем в церкви житие святой Марии Египетской.

Однако нередко наше лукавое сознание начинает тут же искать себе успокоение, греховную лазейку, слыша о возможности покаяния даже после самых тяжких грехопадений. Дескать, успею еще покаяться, есть пока время, нет греха, который не простил бы Господь. А пока – «ешь, пей, веселися, душа».

Вразумление можно найти в самих же историях покаяния грешников. Да, Мария Египетская раскаялась после многих лет разврата, но еще 17 лет ее терзали страсти блуда и винопития. Моисей Мурин долгие годы провел в жестокой борьбе, пока страстные помыслы и желания не отошли от него. Стыд за прошлую греховную жизнь не давал ему покоя до смерти. И только приняв мученичество, он обрел успокоение. Мы не знаем, какие скорби нес в своей жизни святитель Фулвиан – Матфей. Это остается как бы за кадром. Но, несомненно, лишение славы, богатства и власти, поношение от соплеменников-язычников были тем крестом, который он безропотно нес. Современные примеры покаяния террориста и киллера также свидетельствуют, что глубина раскаяния должна быть равна глубине падения. Перефразируя известные слова Ф. Достоевского, можно сказать: «Через большое горнило страданий их осанна прошла». Даст ли нам Господь 17 лет на покаяние? Сможем ли мы вообще покаяться? Ведь вместе со Спасителем было распято два разбойника. Один принес покаяние и очистил свои злодеяния страданиями, а другой еще более озлобился в мучениях за свои грехи. Так что «спешите делать добро».

Итак, пришло время ответить на вопрос, стоящий в заглавии этой статьи: может ли убийца или другой тяжкий преступник стать святым? Да, может, и в истории Церкви есть тому примеры. Но он должен всю свою последующую жизнь сделать искуплением, плодом покаяния за свои грехи.

И когда Господь дает понести епитимию страданий за прошлую греховную жизнь, это проявление великой милости Божией. Значит, нам даруется возможность очиститься от грехов здесь и не мучиться за них вечно за гробом.

И еще один очень важный, на мой взгляд, смысл видится во всех вышеприведенных примерах духовно-нравственного возрождения людей. «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7: 1). Не нужно считать себя умнее Господа Бога. Только Ему Одному ведом план спасения каждого конкретного человека и человечества в целом. Ведь как порой хочется, видя тяжкие человеческие прегрешения – разврат, коррупцию, войны, убийства и прочие злодеяния, – воскликнуть: «Господи, доколе?! Почему Ты не попалишь этих людей напалмом своего гнева?!» Но у Бога совсем другая задача. Он Отец наш, и для Него мы все дети. И святые, и просто добропорядочные христиане, и блудники, и разбойники, и даже исламские террористы. О каком ребенке больше скорбит и заботится Отец: о здоровом и послушном или о больном и неблагополучном? О ком более радуются воинства небесные: об одном кающемся грешнике или о 99 праведниках? Путей Божиих о спасении человека – бездна. И они, как известно, неисповедимы. А нам остается только со смирением и трепетом взирать на чудные дела Божии и радоваться вместе с ангелами о спасении хотя бы одного кающегося грешника.

Протоиерей Павел Гумеров

4 января 2017 г.

 
Rambler's Top100