Церковное воспитание детей


Переходим к архиважному разделу семейного воспитания – воцерковление детей.

«Религиозная жизнь у детей непосредственнее, проще и гармоничнее. Она опирается на чувства и интуицию, и только в последствии «нанизывает» на этот эмоционально-мистический стержень все интеллектуальные сведения и показания повседневного опыта жизни19», — пишет педагог и писатель А. Рогозянский.

Скажу, что это действительно так. Дети небольшого возраста (3-4 года) очень реально воспринимают Бога. Это самый благодатный для религиозного воспитания период. Если родители молятся, говорят что есть Бог – у маленького человека нет в этом сомнений, это данность. Как то, что есть папа и мама.

Однажды я по делам посещал детский садик и спускался по лестнице в рясе. Какой-то карапуз показал на меня пальчиком и сказал своим товарищам: «Боженька идёт!»

Самые приятные впечатления от освящения детсада. Детки очень серьёзно восприняли это событие, посильно принимали участие, неумело крестились, молились. Когда меня пригласили уже в другой детский сад и попросили освятить его без детей, когда они уйдут по домам, ссылаясь на то, что не все родители могут это правильно понять, я отказался. Ведь мы это делаем именно для детей, им там жить, им это нужно. Но заведующая меня не поняла.

Очень хорошо видно, как малые дети воспринимают Бога через детские религиозные рисунки. У маленьких детей чище образы, они трепетнее, наивны. У старших – больше взаимствования, иногда не самого лучшего. Нужно спешить привить ребёнку веру, чем раньше, тем лучше. Молитва, поход в храм, причастие должны быть вещами совершенно естественными в жизни ребёнка. Понятно, что соразмерно с его силами. И правило маленькое, но регулярное, и на службу не полностью. Ребёнок не должен в храме маяться и утомлять других прихожан.

Протоирей Константин Островский, трое сыновей которого учатся в семинарии, а четвёртый в Московской Духовной Академии, пишет: «Однако, привести в храм детей ещё полдела: нелепо приводить ребёнка в храм, бросать его там, а самим молиться где-то в углу, или даже уходить куда-то. Вот это действительно детей разлагает, и видишь: маленький мальчик в два года стоит как вкопанный всю службу, не оторвёшь, и в три года стоит, а потом, став постарше, убегает. Когда я с детьми ходил в церковь, то сам с ними стоял обычно всю литургию, а вечером мы очень редко ходили. Я решительно проходил с детьми вперёд, к самому амвону, и там мы всегда стояли. Дети были маленькие, им, конечно, было тяжело, и то сделаешь поклончик с ними вместе, то свечку дашь поставить, то на батюшку покажешь, что-то пояснишь шёпотом»20. Ребёнку часто нужны яркие впечатления. На всенощную мы водим детей, чтобы они застали полиелей, так там интересно: каждение, помазание, к иконе прикладываются.

Память — интересная штука: какие-то эпизоды детства напрочь забыты, а некоторые моменты запечатлелись так, как будто это было вчера. Помню: ранняя весна, снег уже сошёл, тепло. Мы идём с родителями после службы на прощёное воскресение. Попросили друг у друга и у людей прощения, очистились, и вся природа тоже, кажется, очистилась, скинула с себя холодный ледяной покров. И какое-то удивительное чувство радости и тихой грусти, что даже слёзы наворачиваются на глаза. Такие воспоминания детства как ночная Пасхальная служба, поездка в монастырь, купание в Святом источнике никогда, они будут с нами всю жизнь.

Нужно ли маленьких детей привлекать к послушаниям в алтаре? Я считаю, что не нужно. На примере моих знакомых детей – алтарников можно видеть, что это вызывает неблагоговение к алтарю и вообще к храму, обыденность и привычку. К сожалению, сами священнослужители и старшие пономари не всегда благоговейно ведут себя, разговаривают и могут подать плохой пример. Вводить ребят в алтарь можно в более позднем возрасте, подростков, и то не всегда. Но об этом речь пойдёт позже.

Тот же о. Константин замечает, что устройство наших храмов таково, что человек должен молиться в храме, видеть иконостас, выходы священников. Ещё скажу, что на клиросе или в алтаре человеку иногда некогда молиться, он занят чтением, пением и алтарной работой. А у ребёнка должен выработаться навык молитвы. Но бывают и исключения из правил. Детей нужно привлекать к участию в домашней молитве. Они могут читать «Отче Наш» перед едой или другие знакомые молитвы о время правила.

Когда я служу молебен дома, то всегда даю старшему ребёнку возможность попеть знакомые песнопения, подержать кадило и т.д. Очень хорошо дать понять, что молитва – это реальность, разговор с Богом, что мы можем молиться и своими словами в трудностях, во время болезни, неудачи, перед каким-то делом, молиться за родителей, крёстных, болящих.

В этой связи нужно сказать, что вторым очень важным делом после духовного воспитания, является воспитание любви, жалости к людям. Не нужно бояться, что мальчик вырастет хлюпиком. Приобрести чёрствость он всегда успеет, а вот быть сострадательным бывает трудно. Это можно делать на хороших примерах из литературы, житий святых и на конкретных примерах из жизни. Жалеть слабых, немощных, подавать милостыню нищим, жалеть животных. Тут опять нужен личный пример. Если обратиться к агиографии (к житиям святых), то мы увидим, что подавляющее большинство Святых имели благочестивых родителей. Веру в ребёнке формирует семья.

Великим воспитательным средством является пост, и неправы те родители, которые всячески ограждают детей от поста. Пост есть воспитание воли, воздержанности. Когда приучать чад к посту и какова мера детского поста нужно решать индивидуально с духовником.


← Назад
Ещё раз о TV
Оглавление Далее →
Крестины